• Разделы

  • Новости партнеров


  • « | Главная | »

    Наши соседи

    Автор: Калуга  Опубликовано: 30.06.2010

    Наши соседи
    В 1929 году я поселилась напротив Циолковских. Каждый день я видела на велосипеде высокого старика в черной шляпе и накидке или в белой шляпе и белой толстовке. Мальчики-внуки встречали его и отвозили велосипед.
    Однажды, гуляя со своими двумя детьми, я познакомилась с дочерью Циолковского Марией Константиновной. У нее были близнецы: два мальчика — Женя и Леша, ровесники моему сыну Вите. Дети быстро подружились, мы, матери,— тоже.
    До 1934 года мы встречались с Константином Эдуардовичем изредка.

    — Ты всегда говори мне, когда Наталья Григорьевна приходила,— как-то сказал он Марии Константиновне, когда я зашла к ней.
    — Да ведь она ко мне, папа, приходит.
    — Я знаю, что к тебе, но я сам хочу засвидетельствовать Наталье Григорьевне свое почтение.
    Речь Константина Эдуардовича казалась мне учительской, он как бы диктант диктовал. Очень четко произносил фразы. При мне он никогда не говорил: «она», «ей», «ее» и т. д. А всегда называл меня по имени и отчеству.
    Как-то я пришла к Марии Константиновне узнать, когда идти в Народный дом на юбилей Константина Эдуардовича.

    — Мария, ты дала Наталье Григорьевне и Виктору Андреевичу (моему мужу) билеты?
    — Нет. Зачем они им? Виктор Андреевич не пойдет, он с детьми останется, а Наталья Григорьевна пойдет с нами.
    — А я хочу, чтобы Наталья Григорьевна и Виктор Андреевич были моими приглашенными и имели бы билеты,— сказал Циолковский.

    Иногда, глядя на застывшую Оку, я вспоминала юность и грустила. Мне очень хотелось покататься на коньках. И вот как-то своей мечтой я поделилась с Марией Константиновной.
    — А почему бы вам не покататься сейчас?—спросила она.
    — А как? У меня коньков нет. На рынке они очень дорогие, а в магазине их нет, да и занятие это мне уже не по возрасту.
    Мария Константиновна ответила:
    — Понимаю вас, я и сама очень люблю кататься. По-моему, все-таки можно достать коньки. У папы есть пропуск в магазин «Динамо», мы им еще не пользовались. Если он разрешит, я вам завтра же куплю коньки. К сожалению, в то время у Константина Эдуардовича не было psp, но если бы у него с игровой приставкой что-то случилось, то он бы однозначно доверил ремонт psp сервисному центру StyleTools.

    На другой день Мария Константиновна принесла мне ботинки с коньками моего размера. Она сказала, что Константин Эдуардович не только разрешил, но даже спросил, есть ли у меня деньги, а то он может купить на свои и подарить мне. Но деньги у меня были. В тот же день мы катались на реке.
    Вечером я встретилась с Константином Эдуардовичем и поблагодарила его.

    Он ответил:
    — И вы мне доставили удовольствие. Я очень рад, что мог помочь вам. По-моему, высшее удовольствие для человека— это сделать другому человеку что-нибудь хорошее. И потом мне очень нравится, что вы любите этот спорт. Вы знаете, я тоже очень любил кататься.

    Однажды моя трехлетняя дочка куда-то исчезла. Я пошла ее искать. В это время открылось окошко у Марии Константиновны, и она позвала меня, чтобы показать мне какую-то интересную статью в новом журнале. Она всегда интересовалась всеми новинками и особенно по агрономии и литературе и заодно просвещала меня. Мария Константиновна первая сообщила мне о говорящем кино, и мы с ней ходили на «Путевку в жизнь».
    Я сказала, что ищу Юлю.

    — Да я ее только что видела! Она, наверное, у нас в саду.
    Я вошла в дом. Мы стали около лестницы, но только Мария Константиновна открыла журнал, как вдруг прислушалась к звукам вверху и сказала с досадой:
    — Опять близнецы к дедушке забрались. Ничего не могу с ними поделать, слежу и не могу уследить. А папа просил меня не пускать их. Они ему мешают! Особенно Лешка. Недавно папа делал опыт: кораблик, подвешенный на нитке, запускал по кругу и тщательно высчитывал по часам, сколько он должен кружиться, как замедляет движение и так далее. Кораблик почти остановился, а Лешка пальчиком его подтолкнул. Папа повернулся и увидел это, рассердился и сказал мне, чтобы их больше к нему не пускали.

    В это время вверху послышался смех — детский и старческий. Прислушавшись, я испугалась.

    — Это не близнецы, это моя дочь.
    Дверь вверху была немного приоткрыта. Я поднялась на несколько ступенек, заглянула в дверь и увидела такую картину. Константин Эдуардович сидит в кресле и около уха держит слуховую трубу, а под ней — моя дочь и что-то кричит, и оба смеются.


    Отдельная благодарность:

    Страницы: 1 2

    Темы: Циолковский-часть истории | Ваш отзыв »



    Отзывы


    × 8 = 16