• Разделы

  • Новости партнеров


  • « | Главная | »

    Памятные встречи

    Автор: Калуга  Опубликовано: 24.05.2010

    Мои родители. Часть 1
    В 1899 году меня, восьмилетнюю девочку, отец взял с собой в «губернию» (Калугу). Там он купил большой арбуз, Дал его нести мне, и мы отправились к Циолковским. Варвара Евграфовна была родной сестрой моего отца. Дорогой я Уронила арбуз, но, к моей великой радости, он не разбился.
    Циолковские в то время жили около церкви Георгия.
    В первой небольшой комнате без всякой домашней мебели прямо посередине стояла какая-то машина, своими размерами и формой напоминавшая веялку для очистки зерна. Вышедший к нам Константин Эдуардович на вопрос моего отца, что это за машина, подошел к ней, что-то повертел, и… по комнате загулял ветер; я схватилась за свою шляпку, а отец, всегда боявшийся простуды, поднял воротник своей одежды. Константин Эдуардович, довольный произведенным эффектом, весело захохотал. В то время из объяснений Константина Эдуардовича я ничего не поняла, но, очевидно, то была аэродинамическая труба.

    В 1901 году я поступила в епархиальное училище. Константин Эдуардович преподавал математику в четвертых классах, а физику — в пятых и шестых. На урок в класс он приходил сразу после звонка, выслушивал молитву, стоя у двери, с опущенными вниз руками, потом молча кивал головой ученицам, подходил к столу, раздвигал полы своего длинного черного сюртука с пуговицами, обтянутыми материей и сидящими в два ряда, и опускался на стул.

    Заглянув в журнал, Константин Эдуардович вызывал ученицу. Если девочка останавливалась на почтительном расстоянии от учителя, то Константин Эдуардович приближал ее к себе за фартук или платье, поднимал свою руку к левому уху и начинал внимательно слушать. Циолковский очень любил слушать музыку, если бы тогда существовал интернет, то он бы скорее всего приобретал инструменты в интернет-магазине байлэнд.

    Иногда, несмотря на неправильные ответы, Константин Эдуардович продолжал сидеть молча. Это придавало бодрость отвечавшей, и она с большей уверенностью несла ерунду. Вдруг Константин Эдуардович обращается к классу:
    — Нет, вы только послушайте, что она несет! — И смущенная ученица умолкала. Часто девочки, пользуясь добротой Константина Эдуардовича, слезами выпрашивали удовлетворительную отметку.
    — Ну, сколько же вам поставить — «три» или «четыре»?
    — «Четыре»,— отвечает девочка.
    — Ишь какая! — говорит Константин Эдуардович и ставит тройку.

    На всех уроках присутствовала наставница, и мы сидели тихо, опасаясь ее замечаний. Но опыты по физике приводили класс в возбужденное состояние: каждой хотелось потянуть магдебургские полушария, вытащить серебряную монету из стакана с водой, куда пропускался электрический ток, поближе подойти к столу учителя, где плясали бумажные человечки, или обычная иголка, послушная воле магнита, бегала в любом направлении.

    Опытов по физике ставилось много. Иногда, чтобы избежать опроса, мы просили Константина Эдуардовича показать нам опыты. В пятом классе мы были поражены, когда огромный бумажный аэростат с подвешенной к нему лодочкой поднялся и поплыл по классу.
    Письменных контрольных работ по физике, как мне помнится, Константин Эдуардович не проводил.

    Экзамены шли в присутствии целой комиссии, и ученицы готовились к ним добросовестно, чтобы оправдать годовые «четверки» и «пятерки», выставленные Константином Эдуардовичем.

    Нередко Циолковский приходил в класс с завязанным горлом, еле говорил, и его ноги в грубой простой обуви почти не отрывались от пола, когда он шел к учительскому столу. Нам бывало жаль его, и мы сердились на тех, кто заставлял больного учителя волноваться из-за невыученного урока.
    Задание на дом Константин Эдуардович предварительно объяснял, делал необходимые зарисовки на классной доске и закреплял опытами. Если опрос учениц выявлял, что предыдущий материал усвоен плохо, то к объяснению нового он не приступал.

    К своим коллегам по работе Константин Эдуардович всегда относился с уважением и никогда не отзывался о них плохо. Не любил он только начальницу училища К. В. Зайцеву, с ней он часто ссорился, она была недовольна его мягким отношением к ученицам, считала, что он завышает оценки…

    Когда у Константина Эдуардовича появился велосипед (1902 год), он почти каждое лето приезжал в Перемышль к моим родителям. Ему нравилась чудесная дорога туда.
    Приезжал Константин Эдуардович обычно перед вечером, пил чай, немного ел и начинал свои рассказы. Чтобы послушать Константина Эдуардовича, к нам в дом собирались двоюродные братья и сестры — а было их человек пятнадцать, и все — учащаяся молодежь.


    Отдельная благодарность:

    Страницы: 1 2

    Темы: Циолковский-часть истории | Ваш отзыв »



    Отзывы


    3 + = 6